Перевод раздела из книги современного буддийского учителя Дуджом Ринпоче Джигдрала Еше Дордже (1904-1987) «Школа Ньингма тибетского буддизма. Её истоки и история».

О связи между традициями ньингмапа и бонпо

Опять же, некоторые говорят, что традиция бон и Великое Совершенство тесно взаимосвязаны, потому что стиль ньингмапа и бонпо похожий. Между терминологией учения и так далее действительно есть много сходного, но поскольку эти [работы по Бону] были написаны так, чтобы походить на буддийское учение, как же они могут быть непохожими? Например, говорится, что в Индии было три обычных [небуддийских школы], аналогичных благочестивым служителям, и таким же образом, эгоистичные будды, «только сознание», мадхьямака, крия, чарья, йога, отцовская тантра, материнская тантра и недвойственная тантра. Так же и в Тибете буддийские учения, включая все тексты мадхьямаки, запредельного совершенства, винаи, «Сокровищницу абхидхармы» и мантры; [способы достижения] божеств, таких как Чакрасамвара, Бхайрава и Ваджракила; и [наставления по] внутреннему теплу, Великой Печати, Великому Совершенству и так далее, все были имитированы бонпо. Они, однако, неоригинальны. Потому, как можно начинать опровергать эти беспредельные, случайные фантазии?

Тем не менее, служители благой удачи, [бонских] мантр и так далее, полагавшихся непосредственно полезными, могли быть открываемы просветлёнными действиями и проявлениями будд и бодхисаттв, потому что размах искусных средств победителей и их сыновей невозможно представить, как показано на примере деятельности «нищего, говорящего правду». В общем, есть огромное множество [учений], которые хотя и называются «бон», но лишь называются, на самом же деле очевидно принадлежа к буддийскому учению. Неверно принимать окончательное решение об их подтверждаемости или неподтверждаемости, так как это всего лишь создаёт лишь ненависть к знаниям. Более того, говорится, что существовала причинная основа для возникновения парами индуизма и буддизма в Индии, буддийских монахов и бонпо в Тибете, хотя там не было настоящих [индийских] школ, придерживавшихся крайних воззрений, а также буддистов и даосов в Китае. Таким образом, пока другие традиции не вредят Учению, нам следует просто позволять им быть. Как говорится в «Сутре Чандрапрадиты» [т.е. в «Сутре Царя Созерцания», гл. 7, стих 6]:

Не думай с ненавистью о тех
Приверженцев крайних воззрений, населяющих мир
Порождение сострадания к ним
Это особенность сострадания новичка.

О «неудачливости ньингмапа»

Далее, в поздние времена были некоторые, говорящие, что тот, кто будет практиковать традицию учения ньингмапа, будет неудачлив, вследствие чего мы видим многих, кто принял эту традицию, а затем оставил её в качестве постоянного объекта прибежища. Тем не менее, никто из понимающих причины и потому имеющих твёрдое убеждение в сердце не будет беспокоиться вообще по поводу присутствия или отсутствия ничего не значащей временной удачи. Даже если тысяча будд появились в видении и сказали такому человеку: «Твоя традиция учения ложна. Оставь её и следуй другой!», даже кончики его волос не пошевелились бы. Хотя это не имеет значения, что обычные люди, не освободившиеся из капкана желаний, ненависти и заблуждения, питают надежды и сомнения, всё же, по причинам, приведённым ниже, было бы правильно утверждать, что ньингмапа довольно неудачливы.

В древности весь Тибет был владением злых бестелесных богов и демонов. Великий учитель [Падмасамбхава] сделал их беспомощными силой своего гневного воспитания. Он взял жизненно важные сердечные мантры тех, кто принял данные им обеты и назначил их защитниками. Тех, кто не сдержал обеты, он «освободил», и таким образом уничтожил. Так же и в случае обычных людей министр Мажанг был похоронен заживо, потому что он препятствовал введению Учения, и многие другие бонские министры также были наказаны. В «Повелении Падмы» говорится:

Учение и бон встретились как убийцы.
Поскольку они не считали друг друга чистыми,
Многих учёных переводчиков пришлось изгнать.

Таким образом, введение учения, проявившееся в переводе и разъяснении подлинной доктрины в соответствии с желаниями достопочтенного царя [Трисонга], столкнулось со значительными трудностями. Наконец, наставник Шантаракшита и учитель Падмасамбхава отвергли воззрение и поведение бонпо и победили их чудесной демонстрацией знаков достижения. Монарх приказал бонпо придерживаться истинного учения, но за исключением немногих они не подчинились и превратили многие [буддийские] писания в бонские [писания]. Когда царь услышал об этом, он приказал обезглавить большинство бонпо, но Гуру Ринпоче сказал, что боги и демоны Тибета любили бон, и разрешил оставить оракулов, астрологию, почитание божеств и ритуалы привлечения богатства, как они были. Он подчинил всех остальных и изгнал тех бонпо на окраины вместе с тамбуринами, которые были у них барабанами, шангами, которые были у них инструментами, лисьими шкурами вместо шапок, «пхаджо» в качестве имени и ослами для перевозки. Впоследствии в правление монарха Три Ралпачена, религиозные законы стали крайне строгими и злые министры пострадали. Тем, кто смотрел искоса или угрожающе указывал на монашеские общины, выкалывали глаза, отрубали руки и так далее. Многие были таким образом наказаны, и из-за злых министров клятва верности не могла быть дана богам и нагам в третий раз. Гуру Ринпоче провозгласил:

В будущем человечество будет одержимо зловредными богами, людоедами и духами-гонгпо. Поведением, отрицающим обязательства, обеты и плоды поступков, они разрушат законы духа и времени. Эти сегодняшние злые министры бонпо примут различные телесные и бестелесные формы и будут препятствовать учению в Тибете различными способами.

Более того, сильные и выразительные противоядия против демонов, духов-гонгпо и тамси, для уничтожения демонов-гьялпо и сенмо и для предотвращения военного вторжения и восстания появились исключительно среди глубоких сокровищ Школы Древних Переводов. Поэтому все виды демонов наверняка питают невыносимую ненависть к приверженцам этой традиции. Поэтому они получат плоды в соответствии со своими силами и поступками, связанными с их соответствующими порочными стремлениями, потому что такова действительность принципа причины и следствия. Поэтому, проявляя к ним сострадание, мы должны сделать их основой для практики терпения. Помимо того, что не следует культивировать ненависть в течение даже мгновения, так как это повредит поведению бодхисаттвы. Это я говорю в качестве отступления.

В особенности, некоторые могут, забыв о доброте таких, как великий учитель [Падмасамбхава], единственное прибежище тибетцев, поносить его своими порочными представлениями. Всё, чего они добьются это временных неприятностей для себя, но они никогда не помешают действиям Гуру Ринпоче — океана пробуждённой активности. Вдобавок, специфической чертой возвышенных бодхисаттв является то, что даже тех, у кого неблагие связи, они заставляют прекратить самсару. Поэтому я, посланник Падмасамбхавы, предсказываю, что даже эти неуважительные критиканы когда-нибудь несомненно станут учениками Гуру и испытают счастье вечного блаженства.