蝸牛そろそろ登れ富士の山

Казалось бы, такая простая вещь, как хайку. Особенно, пара-тройка самых известных и уже набивших оскомину, что тот пресловутый хлопок одной ладонью. Тихо-тихо ползи, улитка, по склону Фудзи, вверх, до самых высот. Что звучит в этих словах для современного читателя? Очередная «мудрость Востока», мол, даже если ты улитка, но если будешь усердно ползти, то изотрёшь свой железный посох в тонкую иголку? Скучно.

А теперь попробуем увидеть это хайку в оригинале.

蝸牛
そろ〳〵登れ
富士の山

В первой строке — улитка.

Ах, точно, хайку — это ж не басня с моралью. Хайку — это созерцание. Смотри! Улитка.

Во второй строке: тихо-тихо взбирайся. Это в переводе всё перепуталось, а у Иссы — никакого беспорядка. Сначала видишь улитку. Потом видишь, как она ползёт тихонечко вверх. Это вертикально написанное «тихонечко» — словно серебристый след, что оставляет за собой улитка.

И наконец, третья строка. Будто камера, которая макросъёмкой снимала улитку всё это время, отъезжает назад, а там… гора Фудзи!

Маленькая-маленькая улитка тихо-тихо взбирается куда-то, и вдруг мы видим, что она ползёт вверх по склону высокой-высокой горы.

И всё, тут я просто обалдел.

Оказывается, не только рассказы в оригинале совсем другие, чем в переводе.