Перевод статьи Сэма Ван Скайка 2008 года “The Sitting-in-Bed Ceremony and Other Strangeness”.

XIII Далай-лама

В статьях про тибетскую историю из интернета часто можно встретить упоминания о тибетском ритуале, называемом «церемония сидения в постели». Когда я впервые увидел этот термин, он показался мне крайне странным. По мере того как я встречал всё больше примеров его употребления (включая вариант «сидение на постели»), становилось ясно, что он использовался только на сайтах китайских органов власти и СМИ.

Вот пример из описания выбора и интронизации нынешнего Далай-ламы с официального сайта ВСНП:

Чан [Кайши], бывший тогда председателем Исполнительного Юаня, сделал доклад Национальному правительству 31 января, в котором просил отменить жребий и позволить интронизировать Лхамо Дондруба в качестве XIV Далай-ламы. Чан также попросил средств на церемонию сидения в постели.

Объяснения, в чём состоит эта церемония, нет, хотя она конечно вызывает у меня в уме странную картину. Давайте посмотрим на другой сайт, на этот раз — сообщение официальной китайской газеты Синьхуа об интронизации XI Панчен-ламы (выбранного китайским правительством, а не кандидата Далай-ламы, о местонахождении которого неизвестно):

Ритуал сидения в постели для XI Панчен-ламы был проведён в зале Иге Чоцэн на втором этаже Лабранга. Только после сидения в постели в Иге Чоцэн Панчен-лама мог считаться подходящим, так как там были постели всех предыдущих Панчен-лам. X Панчен-лама, который был интронизирован в монастыре Таэр в Цинхае в силу исторических причин, провёл ритуал интронизации в зале Иге Чоцэн после своего возвращения в Шигацзе.

Ну, хорошо тогда. Это смешной тибетский ритуал, согласно которому Далай-ламы и Панчен-ламы должны посидеть на постели своего предшественника перед тем, как их интронизируют. Хм. Не знаю, как вас, а меня это по-прежнему не убеждает.

***

Вот, что такое, я думаю, на самом деле эта «церемония сидения в постели» — просто плохой перевод, каким-то образом ставший общепринятым в китайских обсуждениях тибетского буддизма. Я подозреваю, что исходная тибетская фраза, возможно, ཁྲི་ལ་བཞུགས་, дословно обозначающая «находиться (или сидеть) на троне», часто в контексте церемонии интронизации. Фраза эта очень древняя и встречается даже в дуньхуанских рукописях.

Вы, наверное, видите, к чему я клоню. Китайский перевод этого термина, ставший общепринятым, это 坐床 [zùo chuáng] , что дословно означает «сидеть в постели». Проблему здесь представляет слово [chuáng] . Если вы посмотрите в тибетско-китайские словари, вы увидите, что для тибетского слова ཁྲི་ приводится несколько китайских слов, означающих «трон», «диван» или «постель». Это может оказаться сюрпризом для владеющих тибетским (как оказалось для меня), которые встречали ཁྲི་ только в значении «трон».

Но это зависит от того, что представляет из себя трон. С европейской точки зрения, трон должен быть весьма грандиозным креслом, но в тибетской культуре (и многих других азиатских культурах) он больше похож на плоское возвышение. На фотографии XIII Далай-ламы вверху этой статьи показан как раз такой трон. Вот ещё один поменьше (тоже для Далай-лам в Норбулингке), сфотографированный в 30-х годах XX века:

Трон в Норбулингке

Как вы можете видеть, различие между троном, диваном и постелью не такое уж явное, как может показаться поначалу. Тибетский трон лучше всего описывается словом «диван».

При том, никто не назовёт подобные тибетские троны «постелями», и я по-прежнему думаю, что это худший из китайских переводов для тибетского ཁྲི་. А повторный перевод с китайского на английский приводит к совершенно вводящему в заблуждение словосочетанию «церемония сидения на постели». Поэтому, если вам встретится эта фраза, имейте в виду, что её тибетский оригинал означает просто «интронизация».1

***

Почему этот плохой перевод стал общепринятым в официальной китайской литературе и повторяется снова и снова без сомнений или исправлений? Я думаю, это выдаёт отсутствие внимания или интереса к сути тибетской культуры. Авторы таких произведения в конечном счёте делают политические заявления, и когда заявление сделано, нет никакой необходимости разбираться в подробностях, например, того, что в действительности происходит во время интронизации ламы. Странность вводящего в заблуждение термина «церемония сидения в постели» может быть легко принята за очередной пример причудливой и чудесной культуры экзотических тибетцев.2

  1. Два других термина, часто встречающиеся в тех же китайских источниках:

    • 靈童 [líng tóng] (soul boy, «ребёнок-душа»), что означает кандидата для признания в качестве перерождения или тулку.
    • 活佛 [huó fó] (living buddha, «живой будда»), что означает признанное перерождение или тулку. В Тибете нет эквивалентов для этих терминов, и это скорее не плохие переводы, а китайские термины со своей собственной историей в китайской культуре. В обоих случаях, как и с «церемонией сидения в постели», китайский термин немного вводит в заблуждение, а его буквальный перевод ещё сильнее. Термин «живой будда» сделал собственную неудачную карьеру на западе.

  2. Конечно, западные СМИ могут быть ничем не лучше. В прошлом году в английской воскресной газете «Обсервер» появилась статья о Далай-ламе под названием «При дворе тибетского короля-бога». Хотя это произошло в 2008 году, такой заголовок мог бы быть написан и в 1908 (впрочем, сама статья довольно разумна, а заголовок это конечно творение редактора, а не журналиста).