Многие, впервые начиная изучать тоновые языки, удивляются — откуда вообще взялись тоны? Неужели они существовали испокон веков? А если нет, то когда и почему они появились?

К счастью, лингвистическая реконструкция не стоит на месте, и теперь позволяет ответить на этот вопрос даже применительно к языкам с нефонетической (на самом деле — пиктологофоноидеографической) письменностью, таких как китайский!

Для начала нужно кратко объяснить периодизацию истории китайского языка, поделить её на этапы. Конечно, нужно помнить, что язык развивается непрерывно, и учёные выделяют разные этапы лишь для удобства. Но обычно они делают это, чтобы разделить этапы, во время которых происходят важные изменения в языке, в результате чего он становится совсем сам на себя не похож. В случае китайского учёные спорят о его периодизации, но более-менее сходятся в том, что развитие китайского можно поделить на три больших этапа. Древнекитайским языком считается язык, на котором разговаривали в начале и середине правления династии Чжоу‧ (1122-256 гг. до н.э.) Это также язык надписей на древнейших археологических находках, язык Ши Цзина‧詩經, Шу Цзина‧書經 и части И Цзина‧易經. В качестве среднекитайского выделяется язык, который использовался при династиях Суй‧, Тан‧ и Сун‧ (VI-X вв.), он отражается, в частности, в словарях-рифмовниках Цеюнь‧切韻 и Гуанъюнь‧廣韻, а также в таблицах рифм, напимер, Юньцзин‧韻鏡. Наконец, весь более поздний период относится к современному китайскому языку, несмотря на то, что при династиях Юань‧ и Мин‧ он звучал совсем не так как современный китайский язык (близкое к современному звучание он приобрёл только при династии Цин‧).

Итак, как же учёные догадываются о том, как именно китайский звучал в древности? Применительно к древнекитайскому для сравнения используют рифмы из Ши Цзина, фонетики в иероглифах, большинство из которых сохранилось именно с той поры, а также оригиналы заимствованных слов в таких языках как санскрит и наоборот, написание китайских слов в языках с фонетическим письмом, как тибетский. Что касается среднекитайского, здесь становится возможно использовать многочисленные рифмовники, а также современное произношение южнокитайских диалектов, таких как Юэ‧, Минь‧ или Хакка‧客家, сохранивших в произношении много архаичных черт. Наконец, для более позднего периода можно использовать многочисленные монгольские и маньчжурские заимствования из китайского, а также современные северные диалекты.

Итак, откуда же взялись тоны? Чтобы ответить на этот вопрос, я воспользовался работой Уильяма Бакстера и Лорена Сагара «Древнекитайский язык: Новая реконструкция», которая была опубликована в 2014 году. Реконструкцией древнекитайского языка занимались многие учёные, из европейцев раньше всех её разрабатывал Бернхард Карлгрен, большой вклад внёс и российский лингвист С.А. Старостин. Реконструкция Бакстера-Сагара не является ни безошибочной, ни стандартной, но я всё же решил основываться на ней, потому что она на данный момент является наиболее современной.

По реконструкции Бакстера-Сагара в старокитайском языке тонов не было. Основные слоги были ударными, а любые второстепенные — безударными. Это давало двусложным словам ямбический ритм, чередование безударных и ударных слогов. В стихах двусложные и односложные слова считались за одну стопу: четырёхстопный стих мог состоять из любого сочетания односложных и двусложных слов.

А вот в среднекитайском появились сразу четыре тона. Причём будьте внимательны — это не те 四個聲調, которые вы изучаете сейчас. Про происхождение четырёх тонов современного китайского языка я расскажу в конце этой статьи. Тоны среднекитайского — это 平聲 [pīng shēng] 上聲 [shǎng shēng] 去聲 [qù shēng] и 入聲 [rù shēng] . Внимательный читатель уже заметил (а эрудированный уже знал), что в слове 上聲 первый иероглиф читается не четвёртым тоном, как обычно, а третьим. Так вот, это сделано специально в дань традиции, потому что ещё с тех самых пор, когда китайцы дали названия четырём тонам среднекитайского языка, эти названия произносились именно тем тоном, который они называли. Поэтому первый тон был ровным, второй — восходящим (не совсем таким, как современный нисходяще-восходящий), третий — нисходящим, а четвёртый, «входящий» тон — особый, он получался, когда слог оканчивался на смычный согласный (-p, -t, -k или ). Откуда же они взялись?

Древнекитайский слог мог состоять максимум из четырёх компонентов:

основной гласный + окончание + второе окончание (глоттальная смычка) + третье окончание -s

(Если вы вдруг не знаете, что такое глоттальная смычка, то это особый согласный звук, который получается путём смыкания голосовых связок, а затем резким их размыканием. Если вы никогда не учили иврит, вы можете представить себе этот звук, усиленно произнеся любое русское слово, в котором встречаются две гласные, например «по-одному» и обратив внимание, как двигаются ваши голосовые связки, когда вы произносите две расположенные на стыке слогов «о».)

Обязательным компонентом при этом является только основной гласный, остальные могут как присутствовать, так и отсутствовать.

Если слог древнекитайского оканчивался на гласный или же имел только одно окончание, и оно не было смычным согласным (а могло быть , -j, -r, -w или -m), его можно было произносить протяжно, и в среднекитайском произношение гласного не изменялось, а слог приобретал протяжный ровный тон 平聲. При этом окончания и -m остались, а -r перешло в -n. (В более поздний период -m слилось с -n, и так получились современные окончания слогов китайского языка, к которым также добавилась эризация, имеющая более позднее происхождение, и никак не связанная с древнекитайским -r). Что касается окончаний -j и -w, как нетрудно догадаться, они перешли в дифтонги.

Если слог имел в составе второе окончание (глоттальную смычку), которая могла встречаться в конце любых слогов, кроме тех, что уже заканчивались на смычной согласный, в тот период, когда глоттальная смычка ещё произносилась, голосовые связки при смыкании напрягались, что приводило к повышению тона (чтобы понять, как это происходит, попробуйте снова усиленно произнести «по-одному», и вы заметите, что второе «о» непроизвольно получается на полтона выше, чем первое). Когда глоттальная смычка постепенно перестала произноситься, это повышение тона осталось для различения смысла (в тот период развития языка большинство слов по-прежнему оставались односложными), что в результате привело к появлению повышающегося тона 上聲.

Третье окончание -s могло встречаться в любых слогах, даже со вторым окончанием. При произношении звука -s язык движется вниз и гортань вслед за ним тоже слегка расширяется вниз, из-за чего тон понижается. Попробуйте произнести любое русское слово, заканчивающееся на -с, и вам станет чуть более понятно, как это происходит. Со временем окончание редуцировалось до [h], а когда оно полностью исчезло, в результате образовался падающий тон 去聲.

Особняком стоят слоги с окончанием на смычный согласный (-p, -t или -k). Из-за того, что он в среднекитайском сохранился, длина гласного в таких слогах осталась короткой, что получило название входящего тона 入聲.

И наконец, нужно объяснить, как четыре тона среднекитайского языка превратились в четыре современных тона. И заодно понять, почему в южнокитайских диалектах тонов больше четырёх.

Всё дело в том, что в древнекитайском (и в среднекитайском) существовали звонкие согласные (которые сейчас сохранились, например, в диалектах У‧ и Минь‧), и слоги с такими согласными было удобнее произносить более низким тоном, чем слоги с начальными глухими согласными, поэтому к концу правления династии Тан‧ каждый из четырёх тонов разделился на два в зависимости от того, глухой или звонкий согласный был в начале слога, и они получили традиционные китайские обозначения «инь»‧ и «ян»‧. Со временем в большинстве диалектов звонкость согласных утратилась, и для их различения остался лишь тон.

Поэтому в современном китайском слоги, читавшиеся ровным тоном 平聲, начинавшиеся с глухих согласных, сохранили ровный тон, поэтому первый тон по-научному называется 陰平. В то же время слоги, начинавшиеся со звонких согласных, произносились, начиная с более низкого тона, и таким образом получился современный второй тон, который по-научному называется 陽平.

Слоги, читавшиеся восходящим тоном 上聲 в основном сохранили своё произношение, но поскольку они начинали произноситься ещё ниже, они приобрели характерный контур современного третьего тона.

При этом слоги, начинавшиеся со взрывных согласных, перешли в другой класс — 去聲, который в остальном сохранился без изменений.

И наконец, в северных диалектах полностью перестали произноситься смычные согласные в конце слогов, из-за чего слоги, читавшиеся входящим тоном 入聲, перераспределились по другим классам. Слоги, начинавшиеся со звонких согласных, стали читаться вторым тоном, с сонорных согласных — четвёртым тоном, а слоги, начинавшиеся с полузвонких и звонких согласных распределились по всем четырём тонам без какой-либо закономерности.

В других диалектах китайского тоны развивались по-другому, единственный диалект, в котором до настоящего времени в первозданном виде сохранились восемь тонов, получившиеся в результате разделения четырёх тонов среднекитайского языка по начальным согласным — это диалект Чаочжоу‧潮州方言, на котором разговаривают жители региона Чаошань‧潮汕, расположенного на востоке провинции Гуандун.

Наконец, я нашёл удивительное видео, в котором на основании реконструированного произношения демонстрируются фонетические изменения, происходившие в китайском за всю его известную историю:

И в качестве пост скриптума расскажу, что схожую картину можно пронаблюдать, если сравнить между собой современные тибетские диалекты. Несмотря на то, что китайский и тибетский — это совершенно разные языки, и их объединяет только общая языковая семья (это такая же степень родства, что роднит, например, русский и фарси), тем не менее, структура слога в тибетском очень похожа на древнекитайскую, а кроме того, тибетский развивался более консервативно, и ко времени изобретения тибетской письменности в VI-VII веках тибетский слог ещё сохранял эту первоначальную структуру, что и отразилось в её фонетической записи.

Так, в тибетском языке тоже существует второй суффикс -s, который уже не произносится ни в одном диалекте, но удивительным образом сохранился в диалекте Ладака‧ལ་དྭགས་, название которого на местном диалекте произносится как «Ладахс».

Что ещё более интересно, в диалектах Центрального Тибета, таких как лхасский, произношение всех остальных суффиксов редуцировалось, звонкие согласные превратились в полузвонкие, и образовались четыре контурных тона. А в более архаичных диалектах кочевников Кхама и Амдо (тибетских окраин, расположенных на территории современных провинций Сычуань, Юньнань, Цинхай и Ганьсу) большинство суффиксов до сих пор произносится, сохранилось редуцированное произношение префиксов и надписных, а также звонкие согласные, при этом тоны в этих диалектах отсутствуют или не осознаются, так как не играют смыслоразличительной роли.